HOME
CD's
 

ЛУЧШИЕ ПЕСНИ 1979 - 1985

I

1. Поворот
2. Люди в лодках
3. Ты или я
4. Наш дом
5. Время
6. Морской закон
7. Марионетки
8. Она идет по жизни смеясь
9. Костер

II

10. Музыка под снегом
11. Разговор в поезде
12. За тех, кто в море
13. Синяя птица
14. Кошка
15. Я сюда еще вернусь
16. Скачки
17. Флюгер
18. Барьер

 

Поворот

Мы себе давали слово - 
Не сходить с пути прямого, 
Но так уж суждено. 
И уж если откровенно -
всех пугают перемены,
Но - тут уж все равно.

Вот новый поворот, 
И мотор ревет, 
Что он нам несет -
Пропасть или взлет,
Омут или брод, 
Ты не разберешь,
пока не повернешь за поворот...

И пугаться нет причины -
если вы еще мужчины,
Вы! - Кое в чем сильны.
Выезжайте за ворота, 
И не бойтесь поворота, 
Пусть! - Добрым будет путь.


Люди в лодках

Долго я шел берегом реки, 
Я шел, судьбу свою кляня. 
И все надежды были далеки, 
И, все же, утром к морю вышел я. 

И я заметил, что мне легко, 
И мир совсем не так уж плох. 
И наша лодка может плыть легко 
Мимо дивных берегов и островов. 

Люди в лодках, вас несет река, 
Разносит, сносит день за днем. 
Ваших лодок много, и река велика, 
И все вы позабыли где ваш дом. 

И все же я заметил, что мне легко, 
И мир совсем не так уж плох, 
И наша лодка может плыть легко 
Мимо дивных берегов и островов.

Ты или я

Все очень просто. Сказки - обман.
Солнечный остров скрылся в туман. 
Замков воздушных не носит Земля.   
Кто-то ошибся - ты, или я

Все очень просто - нет гор золотых. 
Падают звезды в руки других. 
Нет райской птицы среди воронья.
Кто-то ошибся - ты, или я

Лишь только весною тают снега. 
И даже у моря есть берега. 
Всех нас согреет 
Вера одна. 
Кто-то успеет - 
Ты, или я.

Все очень просто - 
В сказке обман. 
Солнечный остров 
Скрылся в туман. 
Всех нас согреет 
Вера одна. 
Кто-то успеет - 
Ты, или я.

Наш дом

Годы летят стрелою, 
Скоро и мы с тобою 
Разом из города уйдем.
Где-то в лесу дремучем 
Или на горной круче, 
Сами себе построим дом.

Там вокруг такая тишина, 
Что вовек не снилась нам, 
И за этой тишиной, как за стеной, 
Хватит места нам с тобой.

Двери покрепче справим, 
Рядом на цепь посадим 
Восемь больших голодных псов, 
Чтобы они не спали, 
К дому не подпускали 
Горе, врагов и дураков.

Рядом с парадной дверью 
Надо вкопать скамейку, 
А перед ней тенистый пруд, 
Чтобы присев однажды, 
Мог бы подумать каждый, 
Нужен ли он кому-то тут ?

Время

Нам уготовано, мальчик мой, 
Легкое это бремя: 
Двигаться вдоль по одной прямой, 
Имя которой - Время. 
Памяти с ней не совладать - 
Значит, нам повезло, 
Время учит нас забывать 
Все, - и добро, и зло.

Встречи, прощанья, какое там - 
Даже не вспомнить лица, 
И только вещи, верные нам, 
Помнят все до конца. 
Помнят все до конца...

Помнит лодка причал, а весло 
Помнит воду реки, 
Помнит бумага перо, а перо 
Помнит тепло руки. 
Стены и двери помнят людей, 
Каждого в свой срок. 
Помнит дорога ушедших по ней, 
Помнит выстрел курок.

Только проносится день за днем - 
Значит, не пробил час, 
Вещи пока молчат о своем 
И не тревожат нас. 
Могут проснуться они летним днем 
Или среди зимы, 
Чтобы напомнить нам обо всем, 
Что забыли мы...

 

Морской Закон

Есть в море закон, он стар как Земля, 
Открыт неизвестно где: 
Если крысы бегут с корабля - 
Быть кораблю в беде.

Крыса всегда крикнет - Беда! 
А значит есть шанс на успех. 
За это били крыс иногда, 
Но при этом не так чтобы всех.

Но боцман решил, поскольку был строг, 
Серым устроить бой, 
И капитану он дал зарок - 
Всех перебить до одной.

И были матросы против сперва, 
Но тот свою линию гнул. 
И, кстати, из крыс не ушла ни одна, 
Поскольку корабль не тонул.

И поднят парус, и поднят флаг, 
Корабль сверкает весь, 
И, под восторженный шепот зевак, 
Уходит в далекий рейс.

И вахтенный крепко держал штурвал, 
И волны к корме неслись, 
И каждый матрос свое дело знал, 
И не было в трюме крыс.

Но сутки прочь, и стоять невмочь, 
А ночью так тянет лечь. 
Никто не слышал, как в эту ночь 
В трюме открылась течь.

Из тех бы крыс хотя бы одну, 
И люди б тогда спаслись, 
Но славный корабль пошел ко дну, 
Оставшись без верных крыс.

Набей-ка трубку, налей вина, 
И выпьем, браток, с тобой 
За тех, кто первым кричит беда, 
Спасая корабль свой.

 

Марионетки

Лица стерты, краски тусклы, 
То ли люди, то ли куклы, 
Взгляд похож на взгляд, 
А тень на тень.

Я устал и, отдыхая, 
В балаган вас приглашаю 
Где куклы так похожи на людей.

Арлекины и пираты,
Циркачи и акробаты,
И злодей, чей вид внушает страх,
Волк и заяц, тигры в клетке -
Все они - марионетки
В ловких и натруженных руках.

Кукол дергают за нитки,
На лице у них улыбки,
И играет клоун на трубе,
И в процессе представленья
Создается впечатленье,
Что куклы пляшут сами по себе.

Ах, до ж чего порой обидно,
Что хозяина не видно -
Вверх и в темноту уходит нить.
А куклы так ему послушны,
И мы верим простодушно
В то, что куклы могут говорить.

Но вот хозяин гасит свечи -
Кончен бал, и кончен вечер,
Засияет месяц в облаках.
И кукол снимут с нитки длинной,
И, засыпав нафталином,
В виде тряпок сложат в сундуках.


Она идет по жизни смеясь

Она идет по жизни, смеясь. 
Она легка, как ветер, нигде на свете 
Она лицом не ударит в грязь. 
Испытанный способ решать вопросы -
как будто их нет: 
Во всем видит солнечный свет!

Она идет по жизни, смеясь. 
Встречаясь и прощаясь, 
Не огорчаясь, 
Что прощанья легки, а встречи на раз, 
И новые лица 
Торопятся слиться 
В расплывчатый круг 
Как будто друзей и подруг.

Она идет по жизни смеясь. 
В гостях она - как дома, 
Где все знакомо, 
Удача с ней - жизнь удалась. 
И, без исключенья, 
Все с восхищеньем 
Смотрят ей в след и не замечают, 
Как плачет ночами
Та, что идет по жизни смеясь...
 

Костер

Все отболит, и мудрый говорит -
Каждый костер когда-то догорит,
Ветер золу развеет без следа. 
Но до тех пор, пока огонь горит, 
Каждый его по своему хранит, 
Если беда, и если холода.

Раз ночь длинна, то жгут едва, 
И берегут и силы, и дрова, 
Зря не шумят и не портят лес. 
Но иногда найдется вдруг чудак, 
Этот чудак все сделает не так. 
И его костер взовьется до небес.

Еще не все дорешено,
Еще не все разререшено,
Еще не все погасли краски дня,
Еще не жаль огня,
И Бог хранит меня.

Тот был умней, кто свой костер сберег - 
Он обогреть других уже не мог, 
Но без потерь дожил до теплых дней. 
А ты был не прав, ты все спалил за час, 
И через час большой огонь угас, 
Но в этот час стало всем теплей.


 

Музыка под снегом

В летнем парке зима, в летнем парке концерт. 
Все начнется вот-вот, жаль, что зрителя нет. 
И оркестр укрыт снегом, словно вата -
глухим снегом,
И соната слышна едва-едва.

Голос скрипки звенит, как стекло о стекло. 
И трубу не отнять от заснеженных губ. 
А в каждой ноте поет лето,
и с собою зовет лето, 
И соната слышна едва-едва.

То взлетает, как стая оттаявших птиц. 
То ложится под ноги, послушно, как снег.
Ни для кого...

И восторг в их глазах нам вовек не понять, 
Им уже не помочь, и приходится лгать. 
И я опять прохожу мимо, 
Прохожу, и гляжу мимо. 
И соната слышна едва-едва.

Разговор в поезде

Вагонные споры - последнее дело,
Когда больше нечего пить.
Но поезд идет, бутыль опустела,
И тянет поговорить.

И двое сошлись не на страх, а на совесть - 
Колеса прогнали сон. 
Один говорил - наша жизнь - это поезд. 
Другой говорил - перрон.

Один утверждал - на пути нашем чисто, 
Другой возражал - не до жиру.
Один говорил, мол, мы - машинисты,
Другой говорил - пассажиры.

Один говорил: нам свобода - награда, 
Мы поезд куда надо ведем. 
Второй говорил: задаваться не надо, 
Как сядем в него, так и сойдем.

А первый кричал: нам открыта дорога 
На много, на много лет. 
Второй отвечал: не так уж и много - 
Все дело в цене на билет.

А первый кричал: куда хотим, туда едем, 
И можем, если надо, свернуть! 
Второй отвечал, что поезд проедет 
Лишь там, где проложен путь.

И оба сошли где-то под Таганрогом, 
Среди бескрайних полей, 
И каждый пошел своей дорогой, 
А поезд пошел своей.

 

За тех, кто в море

Ты помнишь, как все начиналось - 
Все было впервые и вновь... 
Как строили лодки, и лодки звались 
«Вера», «Надежда», «Любовь» 
Как дружно рубили канаты 
И вдаль уходила земля, 
И волны нам пели, и каждый пятый, 
Как правило, был у руля.

Я пью до дна 
За тех, кто в море 
За тех, кого любит волна, 
За тех, кому повезет! 
И если цель одна 
И в радости, и в горе, 
То тот, кто не струсил 
И весел не бросил, 
Тот землю свою найдет.

Напрасно нас бурей пугали, 
Вам скажет любой моряк, 
Что бури бояться вам стоит едва ли, 
В сущности, буря - пустяк. 
В буре лишь крепче руки, 
И парус поможет, и киль, 
Гораздо трудней не свихнуться со скуки 
И выдержать полный штиль.

Синяя птица

Мы в такие шагали дали,
Что не очень-то и дойдешь. 
Мы в засаде годами ждали,
Не взирая на снег и дождь. 
Мы в воде ледяной не плачем
И в огне почти не горим -
Мы охотники за удачей,
Птицей цвета ультрамарин. 
Мы охотники за удачей, 
Птицей цвета ультрамарин.

Говорят, что за эти годы 
Синей птицы пропал и след, 
Что в анналах родной природы 
Этой твари в помине нет. 
Говорят, что в дальние страны 
Подалась она навсегда. 
Только я заявляю прямо: 
Это - полная ерунда. 
Только мы заявляем прямо: 
Это - полная ерунда.

Синей птицы не стало меньше, 
Просто, в свете последних дней, 
Слишком много мужчин и женщин 
Стали сдуру гонять за ней. 
И пришлось ей стать осторожной, 
Чтоб свободу свою спасти, 
И вот теперь почти невозможно 
Повстречать ее на пути.

Стала пуганой птица удачи 
И не верит чужим рукам. 
Да и как же ей быть иначе - 
Браконьеры и тут, и там. 
Подкрадешься - она обманет, 
И вот уже навсегда ушла, 
И только небо тебя поманит 
Синим взмахом ее крыла.


 

Кошка

Если сто бегунов как один бегун,
Это можно назвать так и сяк: 
У лошадей это будет табун,
У рыб это будет косяк.

Лишь в стаде баран доверяет судьбе,
За что он и признан скотом,
Лишь только кошка гуляет сама по себе,
И лишь по весне с котом.

Даже волки, далекие братья собак, 
Выбирают себе вожака. 
Да и стая собак не может никак 
Без него обойтись пока. 
У львов и у тигров есть главный в семье, 
На нем и охота, и дом, 
Лишь только кошка гуляет сама по себе, 
И лишь по весне с котом.

Перелетные птицы осенней порой 
Не летают на юг по одной. 
И олени, гуляя оленьей тропой, 
Тоже ходят по ней толпой. 
Да и люди, что век коротают в борьбе, 
Понимают, что легче гуртом, 
Лишь только кошка гуляет сама по себе, 
И лишь по весне с котом.
 

Я сюда еще вернусь

Кто может знать ? 
Может там, а может тут,
Нас будут ждать 
Так, как нас нигде не ждут.
Но зовет нас путь, подгоняя ночи тень,
Я сюда еще вернусь,
мне бы только выбрать день.

Пусть ты не хотел, 
Но все промчалось, как в кино - 
Там ты не допел, 
А тут не выпито вино. 
Но зовет нас путь, подгоняя ночи тень, 
Я сюда еще вернусь,
мне бы только выбрать день.

И как, как будет жаль,
Если мне не хватит вдруг 
Мест, где я побывал,
И ваших глаз, и ваших рук. 
Но зовет нас путь, подгоняя ночи тень, 
Я сюда еще вернусь,
мне бы только выбрать день.


Скачки

Снова старт, он взят и нет пути назад,
И по кругу кони мчат, почти летят.
Вот опять я опоздал на поворот,
Подо мною конь чужой, и конь не тот.

Оттого-то, в скачках наших буйных дней 
Ставят все не на людей, а на коней. 
Отчего же в этот час, тяжелый час, 
Наши кони не всегда находят нас?

А все могло бы быть совсем не так,
Если только сам себе не враг,
И не нужно никому чужих саней.

Это был бы сон, волшебный сон,
Каждый был бы просто чемпион,
Если мог бы выбирать себе коней.

Мне всегда, во все года с конем везло, 
Но везенье непростое ремесло. 
И когда пройдет удача стороной, 
На моем коне окажется другой.
 

 

Флюгер

На крыше стоишь,
Как над землей паришь,
А выше - только крыши,
и лишь флюгер выше крыш.
Он сделан везде,
К своей большой беде,
Из стрелки и вертушки на гвозде.
Он так хотел бы остаться твердым,
Во избежанье дурной молвы,
Но вправо-влево крутится, увы.

Ну где тут честь сберечь?
Об этом и речь -
Такая неустойчивая вещь.

Всю ночь до утра
Ломали ветра,
А днем с утра крутить в другую сторону пора.
Как буря и шквал -
Он так уставал,
Что путать стороны света начинал.

А он все ждал, что настанет время, 
Назначенный час пробьет, 
И в мире станет все наоборот! 
И вскроется суть. 
Он сам когда-нибудь 
Укажет ветру путь, 
Которым дуть.

Но время пришло, 
И так замело, 
Что флюгер раскачало и со шпиля сорвало. 
В мечтах о добре, 
По зимней поре 
Он сгинул в январе в чужом дворе.

Но только верьте или не верьте, 
А мне известно наверняка, 
Что в городе с тех пор - ни ветерка!.. 
Нехитрый секрет: 
Ведь дуть смысла нет, 
Когда никто не крутится в ответ.


 

Барьер

Ты был из тех, кто рвался в бой,
И без помех ты с ходу брал барьер любой.
Барьер любой. 
Любой запрет тебя манил, 
И ты рубил и бил, пока хватало сил, 
И был собой.

Ты шел, как бык, на красный свет, 
Ты был герой, сомнений нет,
Никто не мог тебя с пути свернуть. 
Но если все открыть пути, 
Куда идти и с кем идти? 
И как бы ты тогда нашел свой путь?
Нашел свой путь?

И был пробит последний лед. 
И путь открыт, осталось лишь идти вперед. 
Идти вперед. 
И тут ты встал, не сделал шаг, 
Открытый путь страшнее был, чем лютый враг 
И вечный лед.

Пока ты шел как на красный свет, 
Ты был герой, сомнений нет. 
Никто не мог тебя с пути свернуть. 
Но если все открыть пути, 
Куда идти и с кем идти? 
И как бы ты тогда нашел свой путь?

HOME